КОМИТЕТ ПО ОХРАНЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РСО-АЛАНИЯ

362040,РСО-Алания,г.Владикавказ,ул.Вахтангова 9, Телефон горячей линии:8672-541372

Шиитская мечеть

В XIX веке город Владикавказ расширяется, превращаясь в торгово-экономический и культурный центр на Северном Кавказе. Здесь поселяются представители разных народов и вероисповеданий, занимающиеся торговлей, строительством и различными ремеслами. 

    Мусульманская община города Владикавказа была представлена татарами, кумыками, частью осетин, ингушами, исповедовавшими суннизм и персами-шиитами (одно из течений ислама).       

      Мусульмане-шииты были представлены в городе азербайджанцами, переселившимися еще в крепость Владикавказ с 1850-х годов из Закавказского края — Елизаветпольской, Бакинской, Эриванской (Нагорного Карабаха и внутренних районов) и Тифлисской губерний. Они именовались русско-подданными, в отличие от персидско-подданных, прибывших из Персии (Ирана) в поисках заработка. К примеру, с января по июнь 1898 года, уже в город Владикавказ, прибыло 500 человек (одни мужчины, без семей), большинство из которых были родом из Тавриза и его окрестностей. На заработки в Россию направлялись не только представители беднейших слоев, но и персидской знати, не позволявшей себе на родине зарабатывать на жизнь физическим трудом. По данным Владикавказского городского полицейского управления в марте 1900 года  азербайджанцев (русско-подданных) насчитывалось 60 семей, а персов (персидско-подданных) до одной тысячи человек. По данным на 1903 год во Владикавказе проживало – 800 азербайджанцев и 2000 персов. В большинстве своем, это были торговцы, ремесленники и рабочие. Из всех шиитов, имеющих свое дело, торговлю во Владикавказе на 1901 год, были: А.Гаджиев, С.Захарбеков, Р.Ахмедов, А.Асанов, К.Алескеров и др., владеющих кирпичными заводами – М.Рахимов, М.Исмайлов, И.Ибрагимов, Алиев, Фараджев. Различными ремеслами занимались представители фамилий Бабабековых, Алиевых, Касимовых, Дадашевых, Абдиповых, Багировых, Кулубековых, Ибрагимовых, Гусейновых, Зейналовых, Гаджиевых и других.

       В начале ХХ века количество персов настолько возросло, что возникла необходимость в открытии во Владикавказе, столице Терской области, консульства и строительстве мечети для мусульман-шиитов. К этому времени  между русско-подданными и персидско-подданными шиитами произошел раскол. В ходе конфликта развернулся активный дискурс по вопросу о персидской мечети. Русско-подданные персы в своем прошении Начальнику Терской области в феврале 1899 года писали о том, что обосновавшись в городе от 10 до 40 лет тому назад в разное время, они озаботились «об устройстве своих духовных дел». Но их претензии на строительство мечети представляются не совсем убедительными. «В городе Владикавказе есть одна мечеть, выстроенная и посещаемая нами, шиитским населением», - заявляли они в прошении. При этом остается не ясным, кто подразумевается под «шиитским» населением. Гораздо более определенно высказался персидский вице-консул Яхъя Хан в своем обращении к Начальнику Терской области: «Лет 30 тому назад проживающие в городе Владикавказе персидско-подданные мусульмане обратились с просьбами к бывшему тогда Начальнику Терской области графу Лорис-Меликову и Владикавказскому городскому голове Лебедеву о разрешении им выстроить на свой счет в г. Владикавказе мечеть, чтобы они могли в ней на своем родном языке молиться Богу и об отводе им для этой цели бесплатно участка земли. Просьбы эти были уважены и на отведенном Владикавказским городским управлением участке земли на свой счет персидско-подданные выстроили мечеть, средства на содержание которой и на находящегося при ней муллы с самого основания мечети и по сие время дают исключительно те же персидско-подданные, проживающие во Владикавказе» (ЦТ А РСО-А). Факт передачи участка городской земли под строительство мечети подтверждается сведениями, полученными от городского Головы Фролкова, который сообщал, что это было сделано по распоряжению Лорис-Меликова в 1868-1869 годах. По истории персидской мечети сохранился только один документ — ходатайство общества персидско-подданных, проживавших во Владикавказе от 20-го октября 1879 года о прирезке земли по Смекаловской улице (позже Терский бульвар, ныне ул.Огнева) к мечетскому участку для постройки училища. «В удовлетворении означенного ходатайства Городская Дума журнальным постановлением от 15 марта 1881 года за № 27 определила отвести в бесплатное пользование общества проживающих в г. Владикавказе персиян участок земли мерою в 173,6 кв. сажень рядом с участком, занятым мечетью» (ЦГА РСО-А).

        Русско - подданные персы жаловались на большие неудобства в исполнении религиозных обрядов и треб, так как мечетский мулла не имел необходимых познаний. Он назначался не собранием прихожан, как того требовал Устав Духовных Дел Иностранного Исповедания, изданный и 1896 году, а персидским консулом из числа персидско - подданных. Он не вел и не мог вести метрических книг, не совершал духовных треб, поэтому русско - подданные персы просили образовать приходское общество и назначить своего муллу.

    Персидско - подданные считали себя вправе назначать муллу по своему усмотрению как попечители мечети. К тому же они призывали считаться с тем, что большая часть прихожан принадлежала к персидской народности и потому состояла в персидском подданстве и должна была слушать проповеди на чистом, не искаженном персидском языке.

    Магометанское духовенство должно было подчиняться Оренбургскому Духовному собранию, но из-за отдаленности края оно подчинялось областной и окружной администрации. Магометане Закавказья были подчинены по делам веры Закавказскому Шейх-Уль-Исламу как высшему шиитскому духовному лицу, при котором было в Тифлисе Духовное правление. Однако не было указаний на распространение его власти на Северный Кавказ. Управление Закавказским мусульманским духовенством шиитского учения подчинялось Министерству Внутренних Дел, поэтому начальство Терской области решило, что во Владикавказе все магометане должны составить единый приход, подчиненный Закавказскому Шейх-Уль-Исламу через духовное правление, а муллу следует избирать по ст. 1459 Устава Духовных Дел Иностранного Исповедания с утверждением Начальником области.

   Согласно предписанию областного правления на общеприходском собрании, где присутствовало 58 русско-подданных и 148 персидско-подданных, был образован один приход и избран мулла — русско-подданный из Елизаветпольской губернии Гаджи Мулла Исмаил Гасан-Оглы. Этот приговор подписали все 206 прихожан. Он был утвержден в марте 1901 года, но в мае 1902 года персидско-подданные отказались принимать участие в содержании муллы, который обслуживал только русско-подданных и стали ходатайствовать о выделении им второго муллы и постройке второй мечети.

       Генерал-адъютант князь Голицын запретил подчинение мечети Закавказскому муфтию. «У Шейх-Уль-Ислама и муфтия Закавказского этот шаг может породить мысль, что им будут подчинены мусульмане Северного Кавказа, а у последних появится стремление придать своему духовенству определенную организацию, что поведет к укреплению и без того сильно развившегося духа мусульманства, что вовсе не желательно в общегосударственных интересах и, наконец, подобный шаг может быть истолкован как прецедент по решению вопроса об устройстве мусульманского духовенства Северного Кавказа».

   Было принято решение образовать единый приход с муллой из русско-подданных и утверждать кандидатуру в администрации области. Решение было временным, до выработки закона о мусульманском духовенстве Северного Кавказа. Было также оговорено устранение влияния персидского вице-консула на духовные дела магометан-шиитов. По поводу ходатайства персов о выделении второго муллы и строительство второй мечети, которое мотивировалось многочисленностью прихожан (к началу XX века около двух тысяч человек), известно, что Начальник Терской области отклонил его в июле 1902 года, а в августе 1904 года был издан Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского, согласно которому администрации Терской области надлежало оставить жалобы персов без последствий как «не заслуживающие внимания» (ЦГА РСО-А).

   Среди горожан-мусульман были читатели единственного в России еженедельного популярного научно-литературного и общественного журнала «Мусульманин», который стал выходить в июле 1908 года в Париже. В городе была открыта на него подписка (ЦГА РСО-А). Идеологическая направленность журнала заключалась в религиозной традиции, как атрибуте семейного и общественного воспитания, способствующего нормативной регуляции поведения людей в обществе. Любая религия предлагает своим приверженцам нормативные стандарты поведения, обусловленные религиозными заповедями и религиозной моралью. Эта регулятивная функция особенно эффективно проявлялась в первичной социализации молодежи любой религии, любой национальности.

  Необходимо отметить, что каждая религиозная община, этническая группа, этноконфессиональная общность, секта имели в городе свой храм, строительство которого было главным событием адаптационного процесса для всех граждан. Таким образом, во Владикавказе сформировалась своеобразная храмовая структура, отличающаяся необычайной конфессиональной пестротой. На небольшой по размерам территории города были представлены едва ли не все известные конфессии.

  Само здание мечети, как объект культурного наследия, выполнено в духе восточно-мусульманской архитектуры, редко встречающейся на территории Российской Федерации. Здание возведено из красного кирпича, цоколь – из местного естественного камня, фасады оштукатурены и покрашены светлым красителем. Центральную часть здания венчает шатровый купол, покрытый листовым металлом. Особый интерес представляет портал входа со стрельчатой аркой, декорированный художественной кирпичной кладкой. 

   В советское время, в 1963 году, по инициативе Орджоникидзевского горсовета в здании бывшей мечети был открыт Планетарий, который был оснащен уникальной аппаратурой фирмы Карла Цейса (телескоп и другие оптические приборы) и имел высокую оценку у специалистов – астрономов. В процессе приспособления под устройства планетария произошло изменение экстерьера и интерьера объекта. В частности, с вершины купола демонтирован шток с полумесяцем, на восточной стене устроена наружная металлическая лестница. На своде было изображено звездное небо, пологий купол в диаметре идеально подходил для проекции небосклона. В планетарии проводились занятия астрономического содержания для школьников не только Северной Осетии, но и близлежащих республик Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии.  Поскольку, это был  единственный планетарий во всем регионе, сюда привозили детей даже из Ставрополья. Посещение планетария вызывало у детей, да и у взрослых людей, неизгладимое впечатление о космосе, о вселенной, оставившее чудесный и незабываемый след в памяти любого человека, некогда посетившего этот астрономический храм. 

     Р.S.   Прискорбно, что сегодня наблюдается превращение планетария или бывшей шиитской мечети, в разрушающееся  изнутри, да и снаружи здание, ожидающее капитального ремонта, в место для бездомных и наркоманов. Необходимо помнить, что это не просто здание, находящееся в центре города, на правом берегу Терека, но памятник архитектуры, входящий в Перечень выявленных объектов культурного наследия, которое еще может украсить один из исторических уголков Владикавказа, наполнив его радостными детскими голосами. 

 Э.Г.Агаева