КОМИТЕТ ПО ОХРАНЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РСО-АЛАНИЯ

362040,РСО-Алания,г.Владикавказ,ул.Вахтангова 9, Телефон горячей линии:8672-541372

История осетии глазами европейцев

  У него есть статьи по истории Верхнего Джулата, о творчестве писателей Северной Осетии, об аланских топонимах в Западной Европе, об осетинском календаре и праздниках, о роли Северной Осетии в современных политических процессах, о бесланских событиях. Его коллега, профессор А. Панаино изучает филологию, религию и историю Ирана и ираноязычных народов: скифов, сарматов, алан, осетин. В рамках своих научных направлений профессора Болонского университета читают лекции, и на их курсы записывается большое число студентов. 

  В Италии также существует Ассоциация по изучению Центральной Азии и Кавказа (ASIAC), которая проводит регулярные конференции под руководством А. Феррари, профессора из университета Венеции. Очередная конференция проходила в ноябре минувшего года в Риме. На ней были доклады, непосредственно затрагивающие проблемы культурного наследия нашей республики: выступление В. Томеллери из Университета Мачераты «Латинизация осетинского языка. Языковые и культурные последствия в речи в советский период»,

  М. Валиджи из Университета «Рим Три» был посвящен положению контрактников в Осетии.

  В итальянском научном сообществе есть специалисты, хорошо знающие русский язык и проявляющие интерес к истории и культуре Кавказа. Одна из секций конференции была посвящена осетино-русским пересечениям и проходила на русском языке. На ней прозвучали доклады Ф. Найфоновой, посвященный переводам Анны Ахматовой осетинских поэтов, Д. Сокаевой о положении осетинской диаспоры в Турции и мой – о влиянии миграционных процессов на формирование городского пространства Владикавказа в 1860–1917 гг.

  В последнем докладе было продемонстрировано, что миграционные процессы явились причиной формирования урбанистического пространства национальных общин, диаспор и конфессиональных групп населения Владикавказа в конце XIX – начале XX вв.

  Мигранты различных этносов и конфессий первоначально группировались в определенных городских кварталах. В этнонимах Владикавказа зафиксировались названия национальных кварталов: «Осетинская слободка», «Польский квартал», «Молоканка» и др.

  В начале формирования города большинство церквей Владикавказа были войсковыми. Русская армия в основе своей состояла из православных христиан, поэтому во Владикавказе большинство церквей были православными. В 1806 г. была построена церковь во имя Иоанна Предтечи (пл. Свободы), в 1818 г. – Спасо-Преображенская церковь Терского казачьего войска – Старый (Военный) собор (ныне Пушкинский сквер), в 1894 г. – Кафедральный собор в честь Михаила Архангела – «Новый собор» (пер. Музейный), в 1855 г. – церковь во имя Святого Благоверного Князя Александра Невского (Линейная) (ныне парк им. Жуковского), в середине XIX в. – Петропавловская церковь (ныне там находится Осетинский драмтеатр). 

  Войсковые церкви имели большое значение в жизни российской армии. При гарнизонных храмах во многих войсковых частях открывались и функционировали церковно-приходские школы, медико-санитарные службы. К сожалению, в настоящее время ни одна из войсковых церквей во Владикавказе не сохранилась. Отношение советской власти к ним было резко негативным как к оплоту «белого движения», и в 30-е гг. XX в. они были уничтожены. 

  Во Владикавказе с развитием города появились церкви, не связанные с армией, а часть гарнизонных церквей отошла городу. В 1887 г. были построены Свято-Троицкая братская церковь (угол ул. Кирова и Миллера), в 1894 г. – общинная церковь Владикавказского Покровского женского монастыря (угол улиц О. Кошевого и Камалова), в 1895 г.

– Вознесенская церковь (угол улиц Августовских событий и Чкалова). К сожалению, они не сохранились.

  В 1895 г. была построена Церковь Святого Ильи (ул. Дзержинского, 70). В 30-е гг. она была в запустении, а в 1949 г. – восстановлена и сейчас входит в перечень выявленных памятников культурного наследия. На углу улиц Бутырина и Бородинской сохранились корпуса Владикавказского духовного училища (1880–1890 гг.) и домовая церковь (начало XX в.), которые в настоящее время являются памятниками архитектуры.

  В связи с тем что служба в церквях велась на национальном языке той или иной этнической группы, возникала необходимость в создании «национальных» православных церквей. 

  Одной из самых ранних церквей Владикавказа, сохранившихся до наших дней, является Церковь Рождества Пресвятой Богородицы – «Осетинская церковь» (1815 г).

  До постройки других церквей более полувека она обслуживала часть православного населения Владикавказа. Осетинская церковь входит в список памятников регионального значения, а некрополь на ее территории, где похоронены священники, просветители, генералы Русской армии, революционеры, Герои Советского Союза и военачальники периода Великой Отечественной войны, видные деятели государства, науки, литературы, искусства, относится к выявленным памятникам.

Сохранилась каменная Армянская Апостольская Церковь Святого Григория Просветителя (1868 г.)

  В 1843 г. сначала была построена небольшая деревянная Армяно-Григорианская церковь. В архивных документах самые ранние сведения о строительстве деревянной Армянской церкви во имя св. Георгия во Владикавказе датированы 1862 г. Затем было решено построить вместо нее каменную церковь, а 2 сентября 1897 г. был утвержден план перестройки церкви св. Григория Просветителя с возведением двух боковых входов с колокольней. 

  Строительством руководил архитектор Симонс, были приглашены строители из Эчмиадзина. После реконструкции у церкви появилась пятинефная базилика. Архитектура ее выдержана в духе армянской церковной архитектуры XVII в. Мраморный алтарь церкви был привезен из Китая. Торжественное освящение перестроенной церкви произошло в 1902 г. 

  Богослужение в храме осуществлялось во все времена его существования. В тридцатые годы, когда были разрушены почти все православные церкви Владикавказа, Армянская церковь взяла на себя дополнительную нагрузку: здесь стали молиться русские, грузины, осетины, поляки и немцы. Со времени постройки она не изменила свой облик и сейчас является объектом культурного наследия федерального значения.

  В настоящее время сохранилось и здание Храма Святой Равноапостольной Нины (1898 г.) грузинской общины на ул. Церетели. В советское время и до 2010 г. в ней была школа, потом здание стояло заброшенным. Сейчас община собирает деньги на восстановление храма, уже ведутся работы. В этом году в нем отметили Рождество, в конце января состоялась первая литургия, и теперь каждую субботу там проходит служба.

  А вот здания Константино-Еленинской Церкви – «Харлампиевской», построенной в 1890 г. (угол ул. Плиева и К. Маркса), и Храма Успения Богоpодицы – Греческой церкви, возведенной в 1902 г. (ул. Нальчикская), прихожанами которых были члены греческой общины, к сожалению, не сохранились, так же как и Георгиевской Церкви (1913 г.), куда ходило русское и осетинское население Владимирской слободки. 

  Власти Терской области и Владикавказского округа отличались толерантностью и веротерпимостью, поэтому наряду с православными церквями здесь появлялись культовые сооружения других конфессий.

  Польская община в 1891 г. во Владикавказе возвела католический храм св. Антония Падуанского, а в 1913 году – храм Вознесения Иисуса Христа, которые не сохранились. При храме А. Падуанского было построено римско-католическое приходское училище (1901 г.), здание которого входит в перечень выявленных памятников культурного наследия.

  Евангелическо-лютеранский молитвенный дом (кирха) был построен в 1866 г. В 1910 г. проводилась реконструкция здания. В советский и постсоветский периоды в кирхе сначала находился кинотеатр, а потом филармония. В настоящее время она относится к выявленным памятникам культурного наследия, там проводятся реставрационные работы.

  Иудейский молитвенный дом (синагога) был построен еще в 1865 г. В 1880-м во Владикавказе на улице Святополковской появилась ремесленная синагога.

К 1917 году в городе было четыре синагоги, из них ни одна не сохранилась.

  Среди мусульманского населения Владикавказа были шииты и сунниты. В 70-е гг. XIX в. персидскоподданными персами и азербайджанцами была построена шиитская мечеть. Здание мечети выполнено в духе восточно-мусульманской архитектуры. В 1881 г. городская дума определила отвести в бесплатное пользование общества проживающих в г. Владикавказе персиян участок земли для строительства училища рядом с мечетью. С 1963 г. в шиитской мечети был планетарий. В настоящее время мечеть относится к выявленным объектам культурного наследия и находится в аварийном состоянии, в ней начались ремонтные работы.

  Суннитское население Владикавказа было представлено татарами, кумыками, осетинами и ингушами. Вопрос о строительстве для них мечети был поставлен в 1863 г. Однако, по мнению российских властей, усиление влияния служителей мусульманского культа уменьшило бы значение русского воздействия на население, духовенство и школы. Речь прежде всего шла о суннитском влиянии. 

  На протяжении XIX века было еще несколько прошений об устройстве мечети во Владикавказе, но по тем или иным причинам они отклонялись. И, наконец, в 1908 г. состоялось открытие Суннитской мечети. Ее строительство обошлось в 80 тыс. рублей, из них более 50 тыс. внес бакинский миллионер-нефтепромышленник, известный на Кавказе меценат Муртаза-Ага Мухтаров. Суннитская мечеть является памятником культурного наследия федерального значения, в настоящее время передана Духовному управлению мусульман республики.

  Причиной появления большого количества «национальных» церквей и мечетей явилось желание населения, чтобы служба велась на родном языке ее этнической группы. Средства на строительство и содержание давали исключительно прихожане – представители национальных общин, проживающие во Владикавказе. Именно они защищали свои приходы от уничтожения, выкупая их, как в случае с Армянской церковью, а иногда рискуя жизнью, не давали взорвать, как в случае с Суннитской мечетью. 

  Культовые сооружения играли важную роль в формировании культурно-исторического пространства г. Владикавказа в 1860–1917 гг.

  При них действовали бесплатные церковные библиотеки, лечебницы, приюты, церковно-приходские школы, училища, обучение в которых велось на родном языке. Возле них концентрировались жилые постройки, магазины, банки, национальные театры определенной этнической группы населения. 

  Это деление прослеживается в особенностях архитектуры и месте проживания определенных этнических групп до настоящего времени. Они отражают проходившие в тот период во Владикавказе миграционные и этнокультурные процессы. Исторически сложившееся городское пространство позволяло мирно сосуществовать и развиваться различным народам и конфессиональным группам. 

  С начала XX в. национальные общины и прибывшие мигранты начинают расселяться дисперсно, этого требует бурное развитие капиталистических отношений. Однако культурными центрами жизни национальных общин Владикавказа по-прежнему оставались культовые здания со сформировавшейся вокруг них социально-культурной инфраструктурой.

  В настоящее время представители различных национальных общин выступают за реставрацию зданий культовых сооружений и возрождение прежних национально-конфессиональных центров. Важно выявление таких памятников культурного наследия и установление охранных зон возле них, чем успешно занимается Комитет по охране и использованию объектов культурного наследия республики.

  Доклад об истории формирования городского пространства г. Владикавказа удивил участников конференции в Риме наличием большого количества национальных общин и конфессий народов, живших во Владикавказе в тот период. Итальянским участникам конференции было также интересно узнать о том, что одним из первых владельцев кинотеатра «Свет Рима» в тот период был их соотечественник, а в оформлении интерьера Армянской церкви принимали участие итальянские художники. 

  В конце работы «осетинской секции» участники конференции сфотографировались на фоне слайдов с видами Осетинской и Армянской церквей и выразили желание посетить Владикавказ, чтобы увидеть в реальности сохранившуюся часть исторического и культурного наследия народов, населяющих нашу республику. А нам, представителям Северной Осетии, был интересен их взгляд на историю и культурное наследие народов Северной Осетии через призму европейского восприятия.

Автор: Г. КЕРЦЕВА, консультант Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия.